Рагу из синей птицы [архив]. Рагу из синей птицы комсомольская правда


«Рагу из синей птицы». Статья о творчестве группы «Машина времени». 1982 год

Больше недели корреспондентский пункт «Комсомольской правды» в Красноярске напоминал… филиал филармонии. Самые разные люди шли, звонили, писали… Сначала просили: «Что вам стоит достать билетик (два, десять…)?» Потом предлагали продлить гастроли: «Сколько разговоров по поводу — хочется увидеть своими глазами». Затем справлялись: «Правда, что за клавишными у них сидит парень в трико и пляжной кепочке?» — «Правда». — «А зачем?» Но постепенно стали недоумевать: «Зачем они так громко поют?» Или: «На концерте не понял ни слова — пришлось дома слушать кассету с записями, впервые вдумался в слова и ужаснулся». Считается, что «Машина времени» поет о молодых и для молодых. Но после концертов студенты политехнического, института цветных металлов, завода-втуза при заводе Красмаш подолгу говорили о том, что выступления рок-группы надо не оценивать по принципу «нравится — не нравится», а прямо сказать артистам об их надуманной игре в пессисмизм, о том, что рок-группа декларирует с эстрады равнодушие и безысходность и множит записи этих сомнительных деклараций. Наконец в корпункт поступило обстоятельное письмо. в котором анализируются причины шумного успеха, точнее — успешного шума рок-группы. Причем вместе с музыкантами, литераторами и мастерами эстрады свою подпись под письмом поставил и директор Красноярской филармонии, человек, который, казалось бы, может только радоваться выполнению плана. Очевидно, единодушная категориность сибиряков должна всерьез обеспокоить не только «Машину времени», но и людей, организующих гастроли.

Н. Кривомазов (наш. соб. корр.).

   Кажется в последние годы наша эстрада сделала заметный шаг вперед. Современная электронная техника, помноженная на способности молодых исполнителей, дает порой поразительные эффекты. Так и случилось на конкурсе в Тбилиси, когда долго «пробивавшаяся в люди» рок-группа «Машина времени» заняла первое место и решительно шагнула в профессионалы. Руководитель группы А. Мелик — Пашаев убрал сценические границы между эстрадой и зрителем, насытил группу мощной аппаратурой, соединил звук и свет. А создатель текстов песен А. Макаревич придал ансамблю еще одну отличительную черту. Он отказался от услуг профессиональных поэтов с такой же решимостью, с какой отказался говорить о нейтральных вещах, надоевших в ансамблях-однодневках, наполнил песню смыслом не только лирическим, но и социальным. Просто о любви, просто о восходах-заходах здесь намеренно не поют. Как объясняет сам Макаревич, их «песенки» создают иллюзию, будто написаны для своих, адресованы только своим и поются среди своих. И началось ускорение «Машины». Народилась тьма самодельных записей, а после двух фильмов с участием рок-группы она стала вроде бы как непогрешимой и чуть ли не эталонной. И только теперь стало заметно главное, что прощалось начинающему, но едва ли может проститься устоявшемуся коллективу. Последние гастроли в Красноярске, словно лакмусовая бумажка, выявили серьезные недостатки в репертуаре рок-группы. Достаточно только вслушаться:

   «Многие из нас посвятили жизнь музыке, литературе, эстрадной режиссуре, и мы авторитетно заявляем, что пением выступление «МВ» назвать нельзя. Когда поет один солист, все понятно: ну не умеет человек петь в общепринятом смысле, так пусть душа его поет, микрофоны выручат… Но когда выясняется, что и вдвоем ребята не могут петь на два голоса, неверно интонируют, пользуются так называемым «белым голосом», срываются то на фальцет, то на хрип – становится страшновато, что со временем такую аномалию смогут посчитать нормой выступления. Когда у нас появились вокально-инструментальные ансамбли, на какой-то миг показалось: вот-вот случится переворот в песенно-эстрадном направлении, новые возможности в молодых руках обернутся новыми достижениями. Но этого не случилось. Впрочем, в тех случаях, когда прозорливые руководители ВИА пытались опереться на традиции народной культуры, эти коллективы приближались к тому, что мы можем назвать «своим лицом». Но таких случаев было крайне мало, и «МВ» исключением не стала. Пересаженное на нашу почву чужеземное дерево не плодоносит. Недаром специалисты с огорчением замечают здесь отголоски, а то и прямые заимствования из практики отгремевших зарубежных рок-групп. У каждого яркого современного ансамбля есть какая-то мелодичная основа. Это может быть следование, например, английскому мелосу либо тюркской пентатонике индийской гармонике. Кстати, даже большие русские композиторы смело использовали чужеземные мелодии, но при этом оставались глубоко национальными композиторами России. И здесь нелишним будет вспомнить высказывание Д. Д. Шостаковича о том, что главные законы для легкой музыки и музыки серьезной – одинаковые, «будь то материк легкой музыки, будь то материк музыки классической».

   Повторимся: ансамбли могут следовать и неотечественному мелосу – это их творческое право, но следовать достаточно близкому среднеевропейскому шаблону, видимо не следует. Как есть среднеевропейское время, так есть и среднеевропейский шаблон. Нам же хотелось – и мы не считаем это желание личной прихотью, — чтобы советские ансамбли работали с поправкой на наше, советское, время… Но давайте не забывать, что музыка в МВ – это все-таки лишь дополнение к текстам, а не наоборот. Мы говорим об ансамбле, в котором вполне обеспеченные артисты скидывают с себя перед концертом дубленки и фирменные джинсы, натягивают затрапезные обноски (кеды, трико, пляжные кепочки, веревочки вместо галстуков ) и начинают брюзжать и ныть по поводу ими же придуманной жизни:

Обещаньям я не верилИ не буду верить впредьОбещаньям веритьСмысла больше нет

Откуда такое неверие? Очевидно лирический герой “МВ” слишком много лавировал и изменял самому себе:

Мы себе давали словоНе сходить с пути прямого,Но! Так уж суждено…

   К счастью, за рамками гастролей остались прежние записи ансамбля, выражающие еще более сомнительные сентенции, типа : “ты все ждешь, что ты когда-нибудь умрешь”. Впрочем, смертный час не очень-то волнует героя, ибо его жизненная позиция далека от романтической одержимости:

И я спокоен лишь за то,Что щас(?!) не сможет oбмануть тебя никто,И ты теперь готов к тому,Что лучше это сделать самому.

   Сегодня мы говорим не только о гастролях в Красноярске, не только о законах поэтического жанра, которыми пренебрегает “МВ”. Мы говорим о позиции ансамбля, каждый вечер делающего тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей:

Носите маски,Носите маски!Лишь только под маскойТы можешь остаться собой.И если у друга cлучится бедаМаску участьяТы можешь надеть иногда.

После такой, с позволения сказать, исповеди , нетрудно ответить на вопрос:

Скажи мне чему ты рад?Постой оглянись назад!Постой оглянись назад,И ты увидишь, как вянет листопад,Как вороны кружат, там где раньше был цветущий сад.

   Последняя строка идет на таких мажорных аккордах, что не боль, а наслаждение слышится в “песенке” про воронье. А если совсем откровенно, то в “воронье” записаны и синяя птица каждого из нас:

Говорят, что за эти годыСиней птицы простыл и след.Что в анналах родной природыЭтой твари в помине нет…

   Во все времена находились эстетствующие виршеписцы, живущие вне времени. Однако от безвкусной литературщины до цинизма один шаг.

   Даже западные ансамбли развлекательного толка не могут пройти мимо таких острых тем, да что там острых- главенствующих для любого нормального человека: это борьба за мир, это вопрос – что ты сделал для того, чтобы верх взял разум. Здесь же перед нами смутные, желчные мечтания, нарочитый уход в беспредметное брюзжание. Спросить бы МВ : положа руку на сердце скажите, какая у вас самая главная песня, которая была бы сродни страстным манифестам того же В. Высоцкого?

   В заключение хочется сказать еще об одной детали, явственно проявившейся в МВ. Прежде всего это инфантильное, «под детство» звучание голоса, в любой момент использующее микстовые, фальцетные оттенки. В сочетании с усами, а то и бородами артистов эта манера пения полностью перечеркивает мужское начало и в исполнении, и в художнической позиции. Услышать нормальный мужской голос в подобного рода ансамблях стало проблемой. Мужчины! Пойте по-мужски!

Виктор АСТАФЬЕВ, писатель; Максимиллиан ВЫСОЦКИЙ, главный режиссер Красноярского государственного театра оперы и балета; Евгений ОЛЕЙНИКОВ, солист дипломант конкурса им. Глинки; Леонид САМОЙЛОВ, директор Красноярской филармонии; Николай СИЛЬВЕСТРОВ, дирижер; Роман СОЛНЦЕВ, поэт, драматург.

 

Источник

introvertum.com

Рагу из синей птицы [архив]

НЕБОЛЬШОЕ ПРЕДИСЛОВИЕ ИЗ 2014 ГОДА

В связи со скандалом, вызванным поездкой Андрея Макаревича на юго-восток Украины, публицисты и блогеры часто вспоминают статью «Рагу из синей птицы». Она была опубликована в «Комсомольской правде» в далеком 1982-м году. Основными ее авторами были не журналисты «Комсомолки», а деятели культуры во главе с Виктором Астафьевым. В ней с идеологических позиций того времени критиковалось творчество «Машины времени» как чуждое советским людям. Авторы писали, что ансамбль каждый вечер делает тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей.

Во время перестройки «Комсомолку» часто обвиняли в том, что эта статья стала поводом для травли популярной группы, что, на наш взгляд, не совсем соответствует действительности. В СССР «Машина времени» не была запрещена, а общественный резонанс, вызванный публикацией, скорее только способствовал росту ее популярности.

Предлагаем вам прочитать эту СТАТЬЮ БЕЗ КУПЮР.

_________

Хорошего дня!

Больше недели корреспондентский пункт "Комсомольской правды" в Красноярске напоминал... филиал филармонии. Самые разные люди шли, звонили, писали... Сначала просили: "Что вам стоит достать билетик (два, десять...)?" Потом предлагали продлить гастроли: "Сколько разговоров по поводу - хочется увидеть своими глазами". Затем справлялись: "Правда, что за клавишными у них сидит парень в трико и пляжной кепочке?" - "Правда". - "А зачем?" Но постепенно стали недоумевать: "Зачем они так громко поют?" Или: "На концерте не понял ни слова - пришлось дома слушать кассету с записями, впервые вдумался в слова и ужаснулся".

Считается, что "Машина времени" поет о молодых и для молодых. Но после концертов студенты политехнического, института цветных металлов, завода-втуза при заводе Красмаш подолгу говорили о том, что выступления рок-группы надо не оценивать по принципу "нравится - не нравится", а прямо сказать артистам об их надуманной игре в пессисмизм, о том, что рок-группа декларирует с эстрады равнодушие и безысходность и множит записи этих сомнительных деклараций.

Наконец в корпункт поступило обстоятельное письмо. в котором анализируются причины шумного успеха, точнее - успешного шума рок-группы. Причем вместе с музыкантами, литераторами и мастерами эстрады свою подпись под письмом поставил и директор Красноярской филармонии, человек, который, казалось бы, может только радоваться выполнению плана. Очевидно, единодушная категориность сибиряков должна всерьез обеспокоить не только "Машину времени", но и людей, организующих гастроли.

Н. Кривомазов (наш. соб. корр.).

Кажется в последние годы наша эстрада сделала заметный шаг вперед. Современная электронная техника, помноженная на способности молодых исполнителей, дает порой поразительные эффекты. Так и случилось на конкурсе в Тбилиси, когда долго "пробивавшаяся в люди" рок-группа "Машина времени" заняла первое место и решительно шагнула в профессионалы. Руководитель группы А. Мелик - Пашаев убрал сценические границы между эстрадой и зрителем, насытил группу мощной аппаратурой, соединил звук и свет. А создатель текстов песен А. Макаревич придал ансамблю еще одну отличительную черту. Он отказался от услуг профессиональных поэтов с такой же решимостью, с какой отказался говорить о нейтральных вещах, надоевших в ансамблях-однодневках, наполнил песню смыслом не только лирическим, но и социальным. Просто о любви, просто о восходах-заходах здесь намеренно не поют. Как объясняет сам Макаревич, их "песенки" создают иллюзию, будто написаны для своих, адресованы только своим и поются среди своих. И началось ускорение "Машины". Народилась тьма самодельных записей, а после двух фильмов с участием рок-группы она стала вроде бы как непогрешимой и чуть ли не эталонной. И только теперь стало заметно главное, что прощалось начинающему, но едва ли может проститься устоявшемуся коллективу. Последние гастроли в Красноярске, словно лакмусовая бумажка, выявили серьезные недостатки в репертуаре рок-группы. Достаточно только вслушаться:

«Многие из нас посвятили жизнь музыке, литературе, эстрадной режиссуре, и мы авторитетно заявляем, что пением выступление «МВ» назвать нельзя. Когда поет один солист, все понятно: ну не умеет человек петь в общепринятом смысле, так пусть душа его поет, микрофоны выручат… Но когда выясняется, что и вдвоем ребята не могут петь на два голоса, неверно интонируют, пользуются так называемым «белым голосом», срываются то на фальцет, то на хрип – становится страшновато, что со временем такую аномалию смогут посчитать нормой выступления. Когда у нас появились вокально-инструментальные ансамбли, на какой-то миг показалось: вот-вот случится переворот в песенно-эстрадном направлении, новые возможности в молодых руках обернутся новыми достижениями. Но этого не случилось. Впрочем, в тех случаях, когда прозорливые руководители ВИА пытались опереться на традиции народной культуры, эти коллективы приближались к тому, что мы можем назвать «своим лицом». Но таких случаев было крайне мало, и «МВ» исключением не стала. Пересаженное на нашу почву чужеземное дерево не плодоносит. Недаром специалисты с огорчением замечают здесь отголоски, а то и прямые заимствования из практики отгремевших зарубежных рок-групп. У каждого яркого современного ансамбля есть какая-то мелодичная основа. Это может быть следование, например, английскому мелосу либо тюркской пентатонике индийской гармонике. Кстати, даже большие русские композиторы смело использовали чужеземные мелодии, но при этом оставались глубоко национальными композиторами России. И здесь нелишним будет вспомнить высказывание Д. Д. Шостаковича о том, что главные законы для легкой музыки и музыки серьезной – одинаковые, «будь то материк легкой музыки, будь то материк музыки классической».

Из фотоальбома 1979 - 1881 гг

Повторимся: ансамбли могут следовать и неотечественному мелосу – это их творческое право, но следовать достаточно близкому среднеевропейскому шаблону, видимо не следует. Как есть среднеевропейское время, так есть и среднеевропейский шаблон. Нам же хотелось – и мы не считаем это желание личной прихотью, - чтобы советские ансамбли работали с поправкой на наше, советское, время… Но давайте не забывать, что музыка в МВ – это все-таки лишь дополнение к текстам, а не наоборот. Мы говорим об ансамбле, в котором вполне обеспеченные артисты скидывают с себя перед концертом дубленки и фирменные джинсы, натягивают затрапезные обноски (кеды, трико, пляжные кепочки, веревочки вместо галстуков ) и начинают брюзжать и ныть по поводу ими же придуманной жизни:

Обещаньям я не верил И не буду верить впредь Обещаньям верить Смысла больше нет

Откуда такое неверие? Очевидно лирический герой “МВ” слишком много лавировал и изменял самому себе:

Хорошего дня!

Мы себе давали слово Не сходить с пути прямого, Но! Так уж суждено…

К счастью, за рамками гастролей остались прежние записи ансамбля, выражающие еще более сомнительные сентенции, типа : “ты все ждешь, что ты когда-нибудь умрешь”. Впрочем, смертный час не очень-то волнует героя, ибо его жизненная позиция далека от романтической одержимости:

И я спокоен лишь за то, Что щас(?!) не сможет oбмануть тебя никто, И ты теперь готов к тому, Что лучше это сделать самому.

Сегодня мы говорим не только о гастролях в Красноярске, не только о законах поэтического жанра, которыми пренебрегает “МВ”. Мы говорим о позиции ансамбля, каждый вечер делающего тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей:

Носите маски, Носите маски! Лишь только под маской Ты можешь остаться собой. И если у друга cлучится беда Маску участья Ты можешь надеть иногда.

После такой, с позволения сказать, исповеди , нетрудно ответить на вопрос:

Скажи мне чему ты рад? Постой оглянись назад! Постой оглянись назад, И ты увидишь, как вянет листопад, Как вороны кружат, там где раньше был цветущий сад.

Последняя строка идет на таких мажорных аккордах, что не боль, а наслаждение слышится в “песенке” про воронье. А если совсем откровенно, то в “воронье” записаны и синяя птица каждого из нас:

Говорят, что за эти годы Синей птицы простыл и след. Что в анналах родной природы Этой твари в помине нет…

Во все времена находились эстетствующие виршеписцы, живущие вне времени. Однако от безвкусной литературщины до цинизма один шаг.

Хорошего дня!

Даже западные ансамбли развлекательного толка не могут пройти мимо таких острых тем, да что там острых- главенствующих для любого нормального человека: это борьба за мир, это вопрос – что ты сделал для того, чтобы верх взял разум. Здесь же перед нами смутные, желчные мечтания, нарочитый уход в беспредметное брюзжание. Спросить бы МВ : положа руку на сердце скажите, какая у вас самая главная песня, которая была бы сродни страстным манифестам того же В. Высоцкого?

В заключение хочется сказать еще об одной детали, явственно проявившейся в МВ. Прежде всего это инфантильное, «под детство» звучание голоса, в любой момент использующее микстовые, фальцетные оттенки. В сочетании с усами, а то и бородами артистов эта манера пения полностью перечеркивает мужское начало и в исполнении, и в художнической позиции. Услышать нормальный мужской голос в подобного рода ансамблях стало проблемой. Мужчины! Пойте по-мужски!

Виктор АСТАФЬЕВ, писатель;

Максимиллиан ВЫСОЦКИЙ, главный режиссер Красноярского государственного театра оперы и балета;

Евгений ОЛЕЙНИКОВ, солист дипломант конкурса им. Глинки;

Леонид САМОЙЛОВ, директор Красноярской филармонии;

Николай СИЛЬВЕСТРОВ, дирижер;

Роман СОЛНЦЕВ, поэт, драматург.

«Комсомольская правда», 11 апреля 1982 г.

www.amp.beta.dev.kp.by

Рагу из синей птицы — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Синяя птица.

«Рагу из синей птицы» — статья, опубликованная в «Комсомольской правде» от 11 апреля 1982, которая содержала письмо с резкой критикой творчества музыкальной группы «Машина времени».

Автором статьи был Николай Кривомазов — собственный корреспондент «Комсомольской правды» в г. Красноярске; авторами письма — писатель Виктор Астафьев, главный режиссёр Красноярского государственного театра оперы и балета Максимиллиан Высоцкий, солист дипломант конкурса им. Глинки Евгений Олейников, директор Красноярской филармонии Леонид Самойлов, дирижёр Николай Сильвестров, поэт и драматург Роман Солнцев. (Впоследствии Макаревич писал, что «половина подписей оказалась подделкой», но конкретных фамилий не назвал).

Критика рок-музыки носила в значительной степени идеологический, а не содержательный характер: «Недаром специалисты с огорчением замечают здесь отголоски, а то и прямые заимствования из практики отгремевших зарубежных рок-групп»; «Нам же хотелось — и мы не считаем это желание личной прихотью, — чтобы советские ансамбли работали с поправкой на наше, советское, время…»; «Мы говорим о позиции ансамбля, каждый вечер делающего тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей…» и т. п. Статья содержала грубые ляпы (в частности, в качестве отрывка из произведений «Машины времени» была процитирована строчка из песни «Кто виноват» группы «Воскресение», никогда «Машиной времени» не исполнявшейся), с очевидностью показывающие, что автор не знаком с творчеством критикуемой группы, а написал текст по заказу, извлекая фактический материал из невнимательно отобранных записей многолетней давности.

По словам лидера группы Андрея Макаревича, за статьёй он ожидал репрессий в отношении группы:

В принципе, по нам уже постреливали и раньше: то Владимов затевал полемику на тему «Каждый ли имеет право?» (выходило, что мы не имеем), то кто-то ещё, но всё это размещалось на страницах газет типа «Литературной России», и никто к этому, конечно, серьёзно не относился. А «Рагу» было уже рассчитано на добивание. И общепатетический тон в лучших традициях Жданова, и подписи маститых деятелей сибирского искусства (половина этих подписей потом оказалась подделкой), все это шутками уже не пахло.

А. Макаревич. Всё очень просто

— И, что должно было, по идее, произойти с «Машиной» после такой статьи? Все по схеме. Собирается расширенное заседание министерства культуры, обсуждается критическая публикация во всесоюзной газете и делаются оргвыводы. Гендиректору Росконцерта, как обычно, выносят выговор, а проблемный ансамбль прекращает своё существование.

… Подобная ситуация представлялась тогда безвыходной. Ни партия, ни КГБ, в самодеятельном варианте играть бы «МВ» уже не дали.

Михаил Марголис. Затяжной поворот: История группы «Машина Времени»

Однако статья встретила резкое неприятие множества читателей, письма, в том числе коллективные, в защиту «Машины времени» шли в редакцию «Комсомольской правды» в огромном количестве. Возможно, по этой причине никаких серьёзных последствий публикация не имела.

…Я видел в редакции мешки писем под общим девизом «Руки прочь от „Машины“». Время от времени мешки сжигали, но приходили новые. Писали студенты и солдаты, школьники и колхозники, рабочие и отдельные интеллигенты. Коллективные письма дополнялись рулонами подписей. Я не ожидал такого отпора. В газете, по-моему, тоже. Поэтому они тут же разулыбались и свели все к такой общей беззубой полемике: дело, дескать, молодое, и мнения тут могут быть, в общем, разные…

А. Макаревич. Всё очень просто

Не случилось этого только потому, что «Комсомольская правда» получила невероятное количество писем от наших поклонников (мне знакомые сотрудники газеты рассказывали, что эту корреспонденцию жгли во дворе редакции днем и ночью — её складывать было некуда), и инициаторы затеи просто испугались еще большего шума от нашего расформирования, чем от наших выступлений.

Михаил Марголис. Затяжной поворот: История группы «Машина Времени»

Для «Машины времени» статья совпала с завершением очередного этапа существования — непосредственно после её выхода Ованес Мелик-Пашаев (который официально числился художественным руководителем), Пётр Подгородецкий, Игорь Клёнов (звукооператор) и Дмитрий Рыбаков (числился рабочим, но при этом писал песни) покинули группу, а Сергей Рыженко и Александр Зайцев пришли в неё. Рыженко ушёл через год, а Зайцев продолжал играть до начала 1990-х.

  • Кривомазов Н. Рагу из синей птицы // Комсомольская правда. — 1982. — 11 апр.
  • Макаревич А. Всё очень просто. — М.: Радио и связь, 1991. — 222 c.

ru.bywiki.com

Рагу из синей птицы - Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

У этого термина существуют и другие значения, см. Синяя птица.

«Рагу из синей птицы» — статья, опубликованная в «Комсомольской правде» от 11 апреля 1982, которая содержала письмо с резкой критикой творчества музыкальной группы «Машина времени».

Автором статьи был Николай Кривомазов — собственный корреспондент «Комсомольской правды» в г. Красноярске; авторами письма — писатель Виктор Астафьев, главный режиссёр Красноярского государственного театра оперы и балета Максимиллиан Высоцкий, солист дипломант конкурса им. Глинки Евгений Олейников, директор Красноярской филармонии Леонид Самойлов, дирижёр Николай Сильвестров, поэт и драматург Роман Солнцев. (Впоследствии Макаревич писал, что «половина подписей оказалась подделкой», но конкретных фамилий не назвал).

Критика рок-музыки носила в значительной степени идеологический, а не содержательный характер: «Недаром специалисты с огорчением замечают здесь отголоски, а то и прямые заимствования из практики отгремевших зарубежных рок-групп»; «Нам же хотелось — и мы не считаем это желание личной прихотью, — чтобы советские ансамбли работали с поправкой на наше, советское, время…»; «Мы говорим о позиции ансамбля, каждый вечер делающего тысячам зрителей опасные инъекции весьма сомнительных идей…» и т. п. Статья содержала грубые ляпы (в частности, в качестве отрывка из произведений «Машины времени» была процитирована строчка из песни «Кто виноват» группы «Воскресение», никогда «Машиной времени» не исполнявшейся), с очевидностью показывающие, что автор не знаком с творчеством критикуемой группы, а написал текст по заказу, извлекая фактический материал из невнимательно отобранных записей многолетней давности.

По словам лидера группы Андрея Макаревича, за статьёй он ожидал репрессий в отношении группы:

В принципе, по нам уже постреливали и раньше: то Владимов затевал полемику на тему «Каждый ли имеет право?» (выходило, что мы не имеем), то кто-то ещё, но всё это размещалось на страницах газет типа «Литературной России», и никто к этому, конечно, серьёзно не относился. А «Рагу» было уже рассчитано на добивание. И общепатетический тон в лучших традициях Жданова, и подписи маститых деятелей сибирского искусства (половина этих подписей потом оказалась подделкой), все это шутками уже не пахло.

А. Макаревич. Всё очень просто

— И, что должно было, по идее, произойти с «Машиной» после такой статьи?Все по схеме. Собирается расширенное заседание министерства культуры, обсуждается критическая публикация во всесоюзной газете и делаются оргвыводы. Гендиректору Росконцерта, как обычно, выносят выговор, а проблемный ансамбль прекращает своё существование.

… Подобная ситуация представлялась тогда безвыходной. Ни партия, ни КГБ, в самодеятельном варианте играть бы «МВ» уже не дали.

Михаил Марголис. Затяжной поворот: История группы «Машина Времени»

Однако статья встретила резкое неприятие множества читателей, письма, в том числе коллективные, в защиту «Машины времени» шли в редакцию «Комсомольской правды» в огромном количестве. Возможно, по этой причине никаких серьёзных последствий публикация не имела.

…Я видел в редакции мешки писем под общим девизом «Руки прочь от „Машины“». Время от времени мешки сжигали, но приходили новые. Писали студенты и солдаты, школьники и колхозники, рабочие и отдельные интеллигенты. Коллективные письма дополнялись рулонами подписей. Я не ожидал такого отпора. В газете, по-моему, тоже. Поэтому они тут же разулыбались и свели все к такой общей беззубой полемике: дело, дескать, молодое, и мнения тут могут быть, в общем, разные…

А. Макаревич. Всё очень просто

Не случилось этого только потому, что «Комсомольская правда» получила невероятное количество писем от наших поклонников (мне знакомые сотрудники газеты рассказывали, что эту корреспонденцию жгли во дворе редакции днем и ночью — её складывать было некуда), и инициаторы затеи просто испугались еще большего шума от нашего расформирования, чем от наших выступлений.

Михаил Марголис. Затяжной поворот: История группы «Машина Времени»

Для «Машины времени» статья совпала с завершением очередного этапа существования — непосредственно после её выхода Ованес Мелик-Пашаев (который официально числился художественным руководителем), Пётр Подгородецкий, Игорь Клёнов (звукооператор) и Дмитрий Рыбаков (числился рабочим, но при этом писал песни) покинули группу, а Сергей Рыженко и Александр Зайцев пришли в неё. Рыженко ушёл через год, а Зайцев продолжал играть до начала 1990-х.

Ссылки[ | ]

Источники[ | ]

  • Кривомазов Н. Рагу из синей птицы // Комсомольская правда. — 1982. — 11 апр.
  • Макаревич А. Всё очень просто. — М.: Радио и связь, 1991. — 222 c.

encyclopaedia.bid


Смотрите также